• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:18 

самое сюрреалистическое фидео!
turbobit.net/wy27p08fg61t.html

11:35 

Мед с молоком

Грязный гранжер в гараже глотал пригоршнями драже
Из той же серии чушь.
Тот же период, та же гуашь.
За нее не сорвешь куш
И даже за грош не продашь...

@музыка: записи, сделанные на магнитной пленке долговременной памяти

@настроение: оно есть

@темы: Авторское

20:38 

Тщетные поиски единорога

Dead Dog
Грязный гранжер в гараже глотал пригоршнями драже
Написал когда-то в юности, во время особо сильного увлечения творчеством Дали, что заметно. Грубовато, неумело и гуашью! *приготовил теннисную ракетку, чтоб отражать град летящих тапок*

@настроение: настороженное

@темы: Авторское

13:30 

Стены Фантазий

Таинство слов
Луна в Солнце. Ветер в Тишине.


@музыка: Эпидемия. Эльфийская рукопись

@настроение: улбычиво задумчивое...

@темы: Авторское, изобразительное искусство

05:38 

Славословь

Плюшевый мишутка шел войною прямо на Берлин...(с)Г.О.
Навословь. отчаянному

сквозь стекла, в пыли, впивается в запад закат.
За краткий миг мирного неба - дыба
Дробится на тысячи окон - огнь, мой брат,
Пределом у пропасти - конь - на дыбы.

Ведь ведьма-роса рысцой поползла по лозе,
Лизнув на прощание - пращу.
И пращуры в урвище рвутся навстречу грозе,
Зеленым ковром. Врешь - не прощу.

И щурю глаза, закрываю в ладонь темноту,
А ту, что ладони губами касалась - в карман...
Нарвать перекошенных звезд, завязать на лету,
Летучих мышей - мешки разносить по домам.

Подмять мяты заросли зрелым ревущим ничем,
И чем-то похожим на жизнь ковыли с-под копыт...
Пытаясь питаться огнем, гнущим сталь как стебель.
Бельмом на омытом слезами глазу - звук отлит...

Об лед лебезящих о чести до крышки гроба
Разбился по тысяче чресел грома раскат...
За краткий миг мирного неба - дыба.
Брязг стекол, в осколках кренится на запад закат...

Явословь. просветленному

Закресенье неба... невзбитая танцем целующих цель
Льняная надежда души вышесказанных верст.
Стремительно льнет, нет-нет, да и нежная трель,
Иль лиры рисуют уютный над радугой мост?

Мостить и мостить, трехьединство вошедших во швы
Вьюнков вороного, змеиного и серебра.
Брести бы стихом среди серого мира на "Вы",
Высоким и с милым лицом, по имени Брат.

Трезвон змееоких крылатых и тихая явь,
Венком на асфальте свернулся растоптанный змей...
Меня покидает дарящий щемящее "Славь!".
Во истину, нынче чело всему - мудрый "не_смей!!!"

Меня не меняет тягучее черное "зря",
А рядом с любимой - и мир ирреален, что вхмель...
Я мелом малеванный вектор из сентября...
Я пенная Явь, невзбитая танцем целующих цель...

Правословь. Ангелу


Целующий Небо, обьемлет твой Голос и Смысл
Литой колоколец ценой не дороже меня.
Неявный, естественно-новый, не свергнутый вниз
За низость острот, направленных в лик Мета-Я.

Единственный, ясный, ты сном миражируешь жизнь,
Жестокую. Там, где ты черен как чрево "ни-что"...
Ты Честь, ты честнее, чем Чистые - те, что ввысь...
Ты Воля, вели же вернуть тебе светлый поток.

Да только ты, гордый, не грезишь звенящим "Вчера"!
Челом ты не ломишь порог роковых вещих Врат.
И время мерещится вечностью, шагом назад,
Не знает земля, не заслышит и пламя костра...

Потративший в нас вереницами вешних веков
Закованные в "никогда" достиженья свои...
Связующей шествие сотен терпимых голов
Ведущему вложишь живое сердце змеи...

И сердце твое вспламенеет, тревогой ночей,
Охватит тягучие чрева червеющих ниц,
Цветами наполнит финальную лигу очей.
Целующий Небо, ты знай, Зрим твой Голос и Смысл...

@темы: славословь, поэзия

10:09 

Маленькие тайны

Луна в Солнце. Ветер в Тишине.
Рисую в своем стиле...Не задумывалась, в каком. Не рассматривала полотен и не интересовалась работами других художников. Самое близкое, какие работы рассматривала - Ван Гога...Но желания рисовать так же, как он не было...Да и быть похожей на кого-то еще тоже.
Рисую своё...как чувствую..А что из этого выходит, не мне судить.

@темы: Авторское, изобразительное искусство

13:18 

Пусть обо мне говорят. Даже если говорят хорошо.
Здравствуйте!
Я хотела поделиться, как под впечатлением работ Дали я сделала вот такие вот серьги:



Занимаюсь пластикой, и просто не могла их не сделать =)

@темы: Авторское

21:53 

Приветствие

ஜЛучше быть Владыкой Ада,чем слугою Неба!ஜ
Здравствуйте =) я тут новенькая... вот решила в качестве приветствия выложить свою работу... просьба особо тапками не кидать :maniac: , так как это первая моя работа в жанре сюрреализма, да и маслом я начала рисовать недавно....
Масло, холст
Посвящена Евадаму из группы Crazy Juliet

@темы: Авторское, изобразительное искусство

20:31 

Пабло Пикассо

Let's fuck the world with all its trends.
Руби, вырывай, скручивай и бей насмерть. Я пробиваюсь, зажигаю, ласкаю и облизываю, целую и смотрю, звоню во все колокола, пока они не истекут кровью, пугаю голубей и заставляю их летать вокруг голубятни, пока они не упадут на землю мертвые от усталости. Я буду заваливать землей все окна и двери, на твоих волосах я повешу всех певчих птиц и сорву все цветы. Я буду баюкать на моих руках ягненка и дам ему на съедение мою грудь, я умою его слезами радости и печали, убаюкаю его песнью моего одиночества...

@темы: поэзия, проза

03:01 

ПО ТУ И ЭТУ СТОРОНУ. (Евгений Гирный)

Позволю себе выложить еще одно,пожалуй самое любимое произведение Гирного.

ПО ТУ И ЭТУ СТОРОНУ

По ту сторону
Наш поезд движется со скоростью ленивой черепахи. Нам некуда спешить, нас никто нигде не ждет. Сижу на крыше единственного вагона, болтаю ногами, подставляя веснушки большому горячему солнцу. Мой друг машинист горланит песни и после каждого куплета выдает такой гудок, что лес чернеет от медведей, забравшихся на верхушки сосен. Придорожные столбы молча смотрят вслед нашему упрямому поезду. Колеса задумчиво стучат в такт истерзанным сердцам. Мой друг машинист пьян одиночеством, после каждого гудка я даю залп из бронзовой пушки. Так и не прирученная душа окутана покоем, словно облаком. Я вслух читаю стихи, в небо над нами бумажный дракон уносит молчаливого китайца. На задней площадке вагона индеец Чак сосредоточенно плетет новые мокасины. На западе сгущается туман, а на востоке все ярче разгорается неизвестное солнце. Мы медленно движемся к покаянию.
По эту сторону
Кофе - сволочь! Безумным Отелло навалилось на мое бедное сердце и давит, давит черными ручищами. А тут еще ты гремишь своими огромными чемоданами! Я лежал на диване крохотным комочком льда и плакал, пока ты искала зонт, натыкаясь на стулья. К чему тебе зонт, ведь на улице солнце, а я все равно умру на рассвете...
По ту сторону
Золотая диадема песка на фосфорной груди океана, и словно алмазная капля, и словно голова Нефертити, моя прозрачная башня на самом краю. Я живу в ней, открытый взгляду Бога, с неотвязным чувством, что все это уже когда-то было. На кухне в спичечном коробке поселилось сварливое время. Я полный хозяин в своей башне, сердце мое пусто, а ключ от души затерян. И я отпустил ненужную душу на волю - таинственным китайским механизмом висит она над океаном, покрывается солью, блестит на солнце. Под окном проходит похоронная процессия, как ни посмотришь, она все проходит, видно, покойник здорово досадил времени и оно не дает ему уйти окончательно. В его глазах такая тоска, что птицы падают замертво, наткнувшись на ее раскаленный столб. А я иду на кухню, трясу спичечный коробок: "Отпусти его, ради бога, отпусти!" - кричу, но в ответ - тишина, лишь часы на моей руке останавливаются и долго смотрят на меня внимательным глазом.
Ветер, как некая постоянная в сложной и бессмысленной формуле бытия. Забравшись на стеклянную крышу, сажусь в старое кресло. Тяжелый диск океана медленно разгоняется на древнем патефоне планеты, рушатся синие скалы, падают правительства, солнце все больше похоже на таз цирюльника. Обрюзгший клоун Суицид трясет погремушкой, а я смотрю на весь этот бедлам и думаю: "И все-таки что-то ждет нас после смерти, что-то ждет нас после смерти, ведь должно же нам когда-то воздаться, ведь должно же нам когда-то воздаться, за эту безумно ненужную жизнь, за эту безумно ненужную жизнь, за то, что мало кто из нас, живущих в прозрачных башнях, умрет со спокойным сердцем...
По эту сторону А без музыки просто деть себя некуда.
По потолку моей комнаты ползает огромный таракан, иногда он подползает к окну, смотрит на звезды и думает: "упасть бы в эти звезды, падать миллион лет, вдыхая запах снега, которым, ведь правда?, пахнет космос..."
А без музыки просто некуда себя деть.
Я стою у окна, напеваю отрывки полузабытых песен, над моей головой задумчиво мычит таракан. Когда-нибудь мы с ним срастемся спина к спине, и ангелы улетят, содрогаясь от отвращения. Обреченные на бессмертие, мы будем останавливать и запускать время, обращаться к книгам по именам, ругаться через дверь с соседями, и просто ненавидеть друг друга.
А без музыки себя просто некуда деть.
Однажды безумный, просто дикий, ливень вышибет все стекла в окнах, белый рояль с размаху застрянет в окаменевшей от старости раме, будто вампир щелкая зубами клавиш. И я выскочу на балкон, таща на спине полумертвое тело таракана, разрывая белые конверты молний, буду пить взахлеб жесткую воду, ощущая всей душой дрожащую от холода энергию ливня. Так придет в мой измученный мир музыка, так вернусь я в сумасшедший мир музыки, и специально для меня под балконом вырастет гигантское музыкальное дерево. Мой друг таракан со временем станет поэтом, а я - полная бездарь, повешусь на музыкальном дереве где-то между "Лунной сонатой" и синкопированным бесом...
По ту сторону
В этом маленьком кафе, в этом маленьком тесном кафе, оторванном от Земли, затерянном в неисчислимости звезд, в этом маленьком синем кафе каждый человек прячется в музыкальном автомате своего одиночества, смотрит на соседа сквозь узенькую щелочку, о чем-то спрашивает свое медное сердце, о чем-то нетерпеливо спрашивает свое медное сердце, и, не получив ответа, бубнит: "Я так и знал..." И снова ставит запиленный диск ежедневных размышлений на скрипучий проигрыватель своей непонятной тоски.
По эту сторону
Когда хоронили пожарника, утонувшего в ванне, с оркестром, венками и цветами, из труб шпалопропиточного завода выплеснулся ядовитый газ. Люди умирали тут же, на половине рыдания, трубач умер на ноте "си", товарищ в шляпе по имени Брут, споткнувшись будучи живым, упал на землю мертвым. И только пожарник выскочил из гроба, с крысиным хвостиком в зубах, с венком на шее, захохотал и убежал... С тех пор я совсем запутался и боюсь людей: я не знаю кто из них живой, а кто просто дезертировавший труп?
По ту сторону
Во все окно неслучайная петля дороги.
То ли дерево, то ли трещина в пространстве на краю моего маленького мира - осколка застывшего времени, падающего в бездну. Брожу по темным комнатам моего дома, число их, видимо, бесконечно, тенью скольжу по лабиринту коридоров, затянутых тишиной и покоем, словно старой паутиной. В комнатах только книги, книги, книги...

От моих движений дом наполняется призраками, одиночество смерти равно одиночеству жизни, зато в смерти я хозяин своему маленькому миру. Звездные сферы вращаются то медленнее, то быстрее.
Во все окно неслучайная петля дороги.
Если бы не книги, я, пожалуй, рискнул бы родиться еще раз.
По эту сторону
А я принес тебе пальто помнишь с белым мехом и зонтик на ручке которого впервые встретились наши руки переплелись наши пальцы укрою тебя укутаю тебе наверное холодно под этой сволочной плитой а зонт защитит от вечного дождя он идет и идет с того самого дня а еще я принес книгу ту самую знаешь я ненавижу нашу комнату я больше не вернусь туда она совсем сошла с ума когда ты ушла переставила по-своему все вещи развесила какие-то идиотские занавески даже не представляешь до чего идиотские а из крана капает вода капает капает капает безостановочно она меня просто выжила эта чертова комната поэтому я теперь буду рядом с тобой ты главное не поддавайся этой проклятой земле она слепа она жадна она будет тебе нашептывать всякую чушь а ты не слушай ее и не сдавайся я здесь я рядом я теперь всегда буду рядом всегда лягу вот здесь укроюсь краешком пальто под краешком зонта и мы будем разговаривать с тобой вопреки этой сволочной земле книгу вот почитаю тебе что нам время космос бог что нам этот бог ты верь только мне есть только мы а все остальное это такая несусветная ложь ведь правда такая дикая страшная страшная ложь...
По ту сторону
Моя ладонь на твоей груди - как древний монастырь на круглом холме. Мысленно возвожу над твоим телом целый город, с минаретами, кофейнями, садами, с маленьким черным озером и большой лунной площадью.
Тихонько встаю, зажигаю ночную лампу и при неверном свете переношу город на бумагу. Он тут же наводняется невесть откуда взявшимися кочевниками, купцами, ремесленниками, поэтами, колдунами, лгунами. Они живут уже сами по себе, устанавливают какие-то свои законы, а потом вдруг поднимают город на плечи и уносят куда-то за пределы листа...
Усмехнувшись, я гашу лампу и обнимаю тебя, стучусь у ворот твоих снов, и долго еще не спят мои пальцы, дрожат от волнения, шепчутся, с гордостью вспоминая детали сотворенного города...
По эту сторону
Мы снова всем скопом отправляемся на войну, о которой только и знаем, что ленивые садисты, выползающие из-под тяжелых, как могильные плиты, погон, заставят нас убивать, полоща свои вонючие подштанники в крохотной лужице нашего патриотизма, а когда мы выполним свою норму по количеству пролитой крови, они уложат нас ровными грядками в ту же пропитанную кровью землю, и наша ненависть покроет всю планету коростою, а когда все наши вурдалаки передохнут от недостатка жиров, углеводов, белков, витаминов и свежей крови, планета наконец-то вздохнет свободно и будет рай, и будет рай, говорю я вам, для крыс, червей и гордых свободных собак!
По ту сторону
Тихо ступая на цыпочках, спускаюсь в подземелье гитары, здесь совсем не слышно, как наверху гудит, сопит и мечется глупое время. Выхожу на берег прозрачного озера, разноцветные звуки скользят неслышно по дну. Духи гитары со странными перуанскими именами: Бетцанобль, Рокопетуаль - живут в маленьких фарфоровых башенках, висящих над озером, под низким небом, а на берегу в совсем уж крохотных лунках чутко спят трудолюбивые гномы. Они просыпаются раз в тысячу лет, чтобы настроить какое-нибудь одно из миллиарда деревянных волокон или смахнуть пыль с капельки застывшего лака. Ветер, дующий с озера, так упруг и плотен, что достаточно раскинуть руки и он понесет тебя, словно в большой прохладной ладони, над озером, над лесом, над городом, где в темных загадочных барах играет полуночный джаз, где синий лед фонарей и желтые такси - лимонные корки в черном кофе асфальта...

02:54 

Евгений Гирный(моя любовь!в своё время он просто снес мне пол головы...)

Рыбаки забросили в море сеть
и вытащили луну
огромным серебряным шаром
она покачивалась возле лодки
высвечивая в невообразимых глубинах
силуэты неведомых чудовищ
Старшой почесал в голове
и предложил отвезти луну в деревню
и разделить ее между всеми
поровну
на каждый двор по кусочку
как раз на Ивана Купала
Но вдруг замолчал
пораженный звуком собственного
голоса
и над морем повисла гнетущая тишина
ни всплеска ни вздоха
в густой мерцающей мгле
медленно проплыла
огромная тень
и в зеленой воде закружились
тонкие льдинки
Рыбаки осторожно опустили луну
и молча поплыли к берегу
вздрагивая от случайного скрипа
ключиц
В деревне сам собой
жалобно загудел колокол
Далеко в Шервудском лесу
залопотала ведьма

* * *

Сквозь густой и липкий туман
такой густой
что еще хранит
отпечатки чьих-то огромных ладоней
пробираюсь
к старой гавани
где в ржавой воде
насыщенной железом и йодом
качается разбитая посудина
облепленная ракушками
и синими кристалликами соли

Я поселюсь в ней
и буду жить
вслушиваясь по ночам
как трутся о борт гигантские рыбы
как шепчутся о чем-то
медноглазые химеры
как с тихим бульканьем
падают звезды

Тусклое эхо шагов
отваливается от мокрых стен
Уныло поскрипывают фонари
роняя восковые капли света
А в сырой мгле
глухо бубнят
море и полицейский
Я должен быть осторожным
хитрый коп так научился подражать
рокоту моря
что все мои предыдущие попытки
неизменно кончались каталажкой

* * *

В старом парке
синие тени лежат на белом
асфальте

В дупле огромного толстого дуба
беспокойно ворочается ведьма
Город спит
По главному проспекту
среди припаркованных машин
проходит караван
тихо звенят колокольчики
фыркают верблюды
Глаза бедуинов горят как угли
На столбах качаются
серебряные дикобразы
По стене огромного небоскреба
черной тенью ползет вурдалак

В старом парке
синие тени струятся ручьями
В старом парке
по темным аллеям
бродит колдун
за ним шелестя и поскрипывая
летит древняя книга
По ее страницам деловито снуют
маленькие книжные механики
Колдун улыбается
В его глазах кружат снежинки
Ему весело
Он предчувствует тоску

13:27 

Steve Kreuscher

Lealka
Сознание, однажды расширенное полученным опытом, никогда не сузится до прежних размеров. (с)
12:30 

Артюр Рембо "Детство" (из книги "Озарения")

We don't need your fucking god at all - we have Sex, Death and Gothic Rock to worship.
Выкладываю собственный перевод одного из текстов Артюра Рембо из книги "Озарения". Вообще-то не совсем сюр, но вещь интересная. Надеюсь, вам понравится.

читать дальше

@темы: проза, литература

18:10 

Coeur de Secours / Запасное сердце

Magic Shadow


Режиссёр: Петр Камлер (Piotr Kamler)
Франция, 1973

15:46 

Выкладываю еще несколько произведений Десноса.
По просьбе и в произвольном порядке.

В дверь постучи —
Тебе не ответят.
Вновь постучи —
Тебе не откроют.
Вышиби дверь —
И увидишь тогда,
Что путь свободен
И дом свободен,
И в дом этот можно
Войти без труда.
Так и в любви, и в жизни бывает..
Но не всегда.
********

14:11 

Agim Meta

Lealka
Сознание, однажды расширенное полученным опытом, никогда не сузится до прежних размеров. (с)


Художник Agim Meta, родился 19 сентября 1965 года в Албании. Увлекается психоаналитикой и философией, что и отражается в его работах. Он старается показать то, что кроется в нашем теле и мыслях, но что не видно человеческому глазу.
С 1982-1986 учился в Албанской школе Искусств Fier. С 1986-1990 учился в университете Искусств Тирана. С 2004 года живет в Пальме Майорки (Испания).



















@музыка: j majik and wickaman-crazy world (afterlifes_dancing_at_sunset_mix)

@настроение: задумчивое

@темы: surrealism, Agim Meta

12:47 

Раз уж писать тоже можно...

立ち止まるな。歩き続けろ。
Название: Сон ли?..
Автор: Yuki no Yui
Справка:
События Шамбалы происходили в 1923 году, в Мюнхене (Германия)
С Дали – в 1926 год находился в Париже на отдыхе со своей семьей
Книга Льюиса Кэрролла была выпущена в XIX веке



читать дальше

@темы: проза

07:04 

Даешь сюрр в литературе!

Довольно странно видеть в сообществе о сюрреализме только изобразительное искусство. Странно, если учесть то, что основателем сюрреализма как течения был именно писатель и поэт. Есть мнение, что стоит разбавить картинки словами. С вашего позволения - рискну.


Читать стихотворение

Как вам?

22:44 

Михаэль и Эдгар Энде

Schizo_
Любителям сюрреалистической литературы могу порекомендовать "Зеркало в зеркале" немецкого писателя Михаэля Энде. Вещь потрясная, особенно в оригинале (www.franklang.ru). Отец Михаэля Энде художник-сюрреалист Эдгар Энде, его произведения смотрите на сайте www.edgarende.de
Для примера:



Michael Ende. Der große Atem ("Великое Дыхание")

@темы: Энде, живопись, искусство, литература, сюрреализм

Сюрреализм

главная